Зодчество' 17
Мемориал «Маска скорби»

"Мемориал «Маска скорби» посвящен всем тем, кто остался в земле колымской, всем, кто пережил этот ад и выжил…

Я расскажу немного о том, как строился мемориал. Когда у автора монумента, всемирно известного скульптора, Эрнста Неизвестного спросили, почему памятник строится в Магадане, а не в Воркуте и Екатеринбурге, для которых он также разработал проекты монументов, он ответил: «Я верю в народ, но еще больше верю в одного сумасшедшего из народа! Мне повезло, что в Магадане я встретил такого «сумасшедшего» - архитектора Камиля Козаева, который подружился со мной, таким же «сумасшедшим»

Я хочу добавить к словам Эрнста, что такими же «сумасшедшими» были и Мирон Маркович Этлис, руководитель Магаданского общества «Мемориал» и мэр города Магадана Геннадий Ефимович Дорофеев, которые понимали, что такой Мемориал должен быть построен и по просьбе которых Эрнст Неизвестный разработал проект монумента для Магадана. В договоре, который был подписан Дорофеевым и Неизвестным, Эрнст записал, что гонорар за этот проект он передает на строительство мемориала. Когда Эрнст на встрече с общественностью Магадана показывал слайды гипсовой модели монумента, я был потрясен его мощью. Мирон Маркович предложил мне: «Камиль, возмись за эту работу как архитектор, потому что Эрнст Неизвестный не сможет руководить стройкой из Америки. Я был благодарен Мирону за это предложение, у меня всегда было желание поклониться прошедшим через круги Ада и при этом построившим Колымскую трассу, поселки и этот город. Но также я знал, что скульптор обычно сам выбирает архитектора для совместной работы. При обсуждении проекта я предложил Эрнсту использовать лестницу на правой щеке монумента и войти в тело «Маски», организовав внутри камеру зэка - каменный мешок. Такие камеры строились в лагерях в БУРах – бараках усиленного режима - для провинившихся заключенных. Вся "обстановка" привезена из брошенных лагерей. Проходя через «Маску» каждый на минуту почувствует себя зэком. Кто-то из журналистов потом скажет, что в «Маске» застрял осколок лагерной Колымы. Эрнст согласился с этой идеей, а я понял, что он согласен работать со мной.

Я надеюсь, что оправдал его ожидания. Магадан является одним из углов «Треугольника Страданий» - так он назвал Мемориал на карте России между Воркутой, Екатеринбургом и Магаданом. Его «Маска Скорби» была задумана им еще 1954 году, в 1996 году построена. Эрнст говорил мне, что не хотел в идее этого монумента использовать лагерную атрибутику – вышку, колючую проволоку и др. По истечении времени вся эта атрибутика будет непонятна. Он видел умиротворённую, величественную маску со слезами-масками. Маска в маске – как бесконечная скорбь, говорящая о произошедшей трагедии.

В какой-то момент я понял, что для осуществления стройки меня как главного архитектора мемориала недостаточно. Я предложил мэру Г.Е.Дорофееву своим постановлением организовать Дирекцию строительства мемориала и сам возглавил ее, сдав полномочия директора института «Магаданжилкоммунпроект». Конечно, остро стояла проблема финансирования. Мы собирали по рублю со всех городов и весей. Борис Николаевич Ельцин пожертвовал 90 миллионов рублей. Жители американского города Анкоридж – побратима Магадана тоже пожертвовали. Много было и других благотворителей. Стройка продолжалась шесть лет. Очень помог нам Александр Николаевич Яковлев. Он тогда был председателем комиссии по реабилитации репрессированных при Президенте РФ. Я пришел к нему на прием, и он посоветовал нам с Эрнстом написать письмо на имя Бориса Николаевича Ельцина: «Вы напишите, а я сам его отнесу и попрошу озвучить». Мы написали, ответ был получен, и вскоре были выделены финансовые средства из государственного бюджета.

Эрнст прилетал несколько раз за свой счет из Нью-Йорка в Екатеринбург, где в мастерской художественного фонда лепил в натуральную величину из глины фрагменты монумента, с которых снимались гипсовые формы, по которым в Магадане эти фрагменты были отлиты уже из железобетона и смонтированы на стройке. Я поражался работоспособности Эрнста. Он залезал на леса, лепил фрагменты скульптуры, слезал что бы издали посмотреть что получилось. Опять залезал и лепил. И так две-три недели работы. Ему в то время было уже около 70 лет, а в позвоночнике сохранились осколки того памятного боя ВОВ.


Каждый архитектор мечтает построить свой Храм, мой Храм – это «Маска скорби» в Магадане. Мне удалось выполнить внутри «Маски» лестницу, по которой посетители, пройдя через камеру, выходят на обратную сторону монумента, где расположены бронзовые 6-метровый крест и скульптура плачущей девочки под ним. Это скульптура «Каждый несет свой крест». Эрнст назвал этот крест «Магаданским»: смотришь на сжатые кулаки и открытый в истошном крике рот человека и отчетливо понимаешь, какой крест несли политзэки Колымы. Ломаные грани потолка, нависающего над крестом, и ломаные боковые линии монумента напоминают разрушенные стены Храма. Храма Души.


И этот храмовый эффект усиливает вечернее освещение креста, на который льется сноп желтого света с нависающего потолка и два небольших «колокола», которые по моей просьбе выполнены строителями из пустых, большого и малого, газовых баллонов и смонтированных в сквозной Г-образной глазнице «Маски». От малейшего дуновения ветра слышен их печальный перезвон.

Некоторые священники нам говорили, что вместо «Маски» надо поставить храм. Но какой храм? Христианский? Мусульманский? Буддистский? Иудейский? Ведь там были люди 27 национальностей и разных вероисповеданий. Поэтому на склоне сопки, где стоит памятник, разбросаны гранитные валуны с изображением различных религиозных символов и бетонные блоки с названиями самых больших лагерей на Колыме. Одновременно у меня возникла идея гранитными валунами закрыть постамент, образовав гигантскую воронку, через которую как бы из недр сопки пробилась 15-метровая глыба «Маски» и разбросала вокруг эти валуны. Место для памятника, на мой взгляд, тоже выбрано удачно. «Маска скорби» расположена на сопке Крутой, у подножья которой, была знаменитая «колымская транзитка», куда всех заключенных привозили с бухты Нагаево, а затем по Колымской трассе отправляли в лагеря. Когда шло строительство, некоторые жители города мне говорили – это уже никому не нужно, сюда никто не будет ездить, это далеко от города. Но они оказались не правы. Я специально выбрал покойное место, при въезде в город, но удаленное от городской суеты. Магаданцы очень любят это место, сюда приезжают поклониться истинным первостроителям Колымы. Молодожены и гости города возлагают цветы. Затем чуть выше поднимаются, чтобы полюбоваться Магаданом со смотровой площадки.

Магадан – это живой памятник, который построили нам зэки, «Маска скорби» - это наша благодарная память о них.

Я счастлив, что смог с магаданскими строителями осуществить этот гениальный проект гениального скульптора Эрнста Неизвестного.

Союз архитекторов России.

 
Перейти на страницу новостей
x